Опубликовано Оставить комментарий

АДОЛЬСКИЙ (ОДОЛЬСКИЙ) Иван Большой Григорьевич (Николаевич?)

После 1686 (1691?), Москва — ок. 1758, там же

Живописец, гравер; монументалист, портретист, иконописец.

Портрет Екатерины I с арапчонком. 1725-1726
Портрет Екатерины I с арапчонком. 1725-1726

По одним источникам, сын, по другим — брат Г. Адольского. Большинство его работ не сохранилось. Архивные документы содержат лишь отрывочные сведения о жизни и творчестве художника. Ранний период связан с Москвой, где Адольский работал при Оружейной па­лате. Там он обучился ремеслу живописца, а также гравированию черной манерой у приехавшего из Голландии талант­ливого гравера А. Шхонебека. Начиная с 1706 совместно с Г. Адольским, живописцами Шверцовым, А. Захаровым, Д. Соловьевым, Д. Буралевским работал во дворце Петра! в Нарве. С августа 1710 переведен в петербургскую Оружейную канцелярию. На протяжении 1710-х вы­полнял разного рода заказы, в том числе религиозную живопись и росписи во дворцах, принадлежавших А. Д. Меншикову. В июне 1724 был отправлен в Пе­тергоф для осуществления росписей в Большом дворце. Ехать Адольскому велели «немедленно, а картины, которые у него не дописаны, взять с собою и оканчивать в Петергофе». Какие это были картины — не сообщается. Зато известно, что именно в 1724 Адольский написал и поднес Петру I две жанровые композиции: «Музыкант с девицею, играющей на инструменте в случае учения» и «Конверзация [разговор. — Е. П.] одного кавалера с дамою». Скорее всего, они являлись копиями голландских или фламандских жанровых сцен, модных в то время в окружении царя.

Как все художники тех лет, приписанные к государственным ведомствам, Адольский был мастером широкого диапазона: выполнял монументально-де­коративные росписи, религиозные композиции, батальные и жанровые сцены. Сверх того, состоя при петербургской Оружейной канцелярии, был «непрестанно» занят «у золочения и у прописки драгунских и солдатских знамен», расписывал «барабаны потешные ма­лые».

В искусстве петровского времени наи­большее развитие получил портрет. Писал портреты и Адольский. Из документов следует, что он изображал С. Не­лединского, И. Ржевского и других известных лиц. Д. А. Ровинский в «Под­робном словаре русских гравированных портретов» сообщает, что в 1710 художник «писал персону князя Меншикова и Петра I на финифти». Некоторые иссле­дователи приписывают Адольскому авторство «Портрета Я. Ф. Тургенева» (начало 1690-х) — одного из лучших в так называемой Преображенской серии. Особенностью работы является характерное для русских художников, обучав­шихся живописи в Оружейной палате, соединение признаков парсуны и евро­пейского портрета. Приемы письма и колористическое решение связаны с традициями древнерусского искусства.

Соединение национального и евро­пейского характерно также для един­ственного бесспорно выполненного Адольским большого, в натуральную величину парадного «Портрета Екатерины I с арапчонком» (1725—1726). Художник неоднократно повторял его. Один из вариантов ныне принадлежит Екатерининскому дворцу в Царском Селе. В 1726 с портрета была выполнена гравюра черной манерой. На листе име­ются авторские подписи выдающегося гравера петровского времени А. Ф. Зу­бова и самого Адольского. Кроме этой гравюры Д. А. Ровинский приписывает художнику авторство портретов великой княжны Анны Петровны, Петра I и Ека­терины I, также выполненных черной манерой.

Известно, что с 1721 адольский обу­чал живописи и гравированию мастеров живописной команды Канцелярии от строений. В 1728 он возвратился в Москву, где в 1735—1736 состоял надзирате­лем Оружейной палаты. Последние упоминания о художнике встречаются в документах под 1750.

Главные работы: «Портрет Екатерины I с арапчонком» (1725—1726), ГРМ; вариант, 1726 — ГМЗ «Царское Село»).

Добавить комментарий